Принцип свободы договора

Свобода договора как принцип гражданского права

Принцип свободы договора является одним из основополагающих начал отечественного и зарубежного гражданского права и заключается в следующем: лица, при составлении и заключении договора самостоятельно определяют его содержание, условия и его цель, при этом никто не может принудить к заключению договора.

Если кратко описать содержание статьи 421 Гражданского Кодекса РФ устанавливающую принцип свободы договора в ГК РФ, то можно выделить следующие составляющие свободы договора:

  1. Стороны свободны при заключении договора, если обязанность заключить договор не предусмотрена законом.
  2. Стороны могут заключить предусмотренный или не предусмотренный законом договор (поименованный или непоименованный). В том числе и тот договор, который имеет элементы нескольких поименованных договоров – смешанный договор.
  3. Стороны могут сами определить условия договора, если закон не устанавливает обязательные правила, которые нельзя изменит договором (императивную норму закона). Другие нормы закона – диспозитивные, применяются, если сторонами договора не установлено иное. 
  4. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, то могут быть применены обычаи делового оборота. 


Таким образом, данная конструкция основывается на том, что у каждого лица есть автономная воля (интерес), и лицо само определяет, как, с кем и в отношении чего оно взаимодействует. 


Свобода договора: где её границы? 

  • Cвобода договора не является безграничной. Закон в данном случае вмешивается только тогда, когда нарушаются публичные интересы или права одной из сторон серьезным образом ущемлены. 
  • Так договор является недействительным, если его положения противоречат закону или основам правопорядка и общественной нравственности (например, Вы не можете договориться о том, что заплатите лицу за совершения им правонарушения; нельзя заключить договор купли-продажи наркотиков или заключить соглашение о передаче человека в рабство). Законодательством могут устанавливаться императивные нормы – то есть положения закона, не подлежащие изменению договором, устанавливающие права и обязанности сторон, которые нельзя ограничить или исключить из договора. 
  • В случае серьезного ущемления прав одной из сторон договора, особенно в случае фактического неравенства позиций сторон при заключении договора, применяются механизмы защиты слабой стороны. Так, в случае неравенства переговорных возможностей и явно несправедливых условий договора, ущемляющих слабую сторону договора, такая сторона может потребовать расторжения или изменения договора: например, в случае присоединения к договору, который был составлен другой стороной заранее в виде стандартных форм. Ярким примером может быть кредит для граждан, выдаваемый банком – Вы вряд ли сможете договориться об особых условиях договора, и вынуждены заключать договор на условиях, которые предлагает банк. Также существуют и иные способы защиты от условий договора, сильно ущемляющих сторону договора - например, закон дает возможность снизить неустойку, указанную в договоре.

Свобода договора: свобода заключения договора

«Граждане и юридические лица свободны в заключении договора» (ч. 1 ст. 421 ГК РФ). Иными словами, как физические, так и юридические лица вправе по своей воле и по своему усмотрению, независимо от других лиц и обстоятельств заключать договор любого рода и на своих условиях. Следует заметить, что свобода договора в современном ее понимании категорически идет вразрез с господствовавшими в Советской России актами планирования, являвшимися фундаментом и основой любого договора. Тем не менее, в настоящее время по общему правилу любое лицо имеет право, а не обязанность вступать с кем-либо в договорные отношения, хотя в некоторых случаях такая обязанность может быть предусмотрена законом для определенного круга лиц.

Свобода договора: запрет принуждения к заключению договора

  • В соответствии со ст. 421 ГК РФ «понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим «Кодексом», «законом» или добровольно принятым обязательством. Иными словами, заключение договора является правом, а не обязанностью любого лица, как физического, так и юридического. Ни иное лицо, ни публичный орган не вправе воздействовать и принуждать к вступлению в договорные отношения, если иное прямо не предусмотрено законом или соответствующим добровольно принятым на себя обязательством.
  • В некоторых случаях для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, устанавливается обязанность заключить некоторые договоры с любым лицом, которое к нему обратилось, такие лица также не могут отдавать предпочтение каким либо лицам в заключении таких договоров. Такая обязанность устанавливается для публичных договоров:  розничной купли-продажи, перевозки общественным транспортом, оказания услуг общественного питания, связи, энергоснабжения, а также для некоторых других договоров. Для некоторых юридических лиц, обладающих монополией на производство некоторой продукции (например, в сфере обороны) существует обязанность заключения гос. контракта.


Свобода договора: возможность заключения договора любого рода

Любое физическое или юридическое лицо вправе заключить любой договор, будь то содержащийся в Гражданском кодексе РФ и иных гражданско-правовых законах или не имеющий аналогии в гражданском законодательстве. Также стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор) (ч. 3 ст. 421 ГК РФ). Тем не менее, законодатель ставит условие: договор должен соответствовать критериям признания данного соглашения договором. Иными словами, договоренность не должна идти разрез с основами и принципами гражданского законодательства. Важно отметить, что какого бы рода ни был составлен договор, отсутствие его принадлежности к закрепленным в Гражданском кодексе РФ видам договоров не лишает возможности применения аналогии закона или аналогии права к данным правоотношениям.

Свобода договора: свобода условий договора, диспозитивные и императивные нормы закона

  • Наконец, следует сказать о том, что и сами условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ч. 4 ст. 421 ГК РФ). В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются "обычаями", применимыми к отношениям сторон.
  • Гражданский Кодекс, однако, не устанавливает четкого критерия для разделения императивных и диспозитивных норм. Вполне понятно, что если в тексте нормы содержится запрет на изменение ее сторонами, то такая норма императивна. Однако, в отношении норм, в которых такой запрет прямо не предусмотрен, до сих пор не очевидно, являются ли они диспозитивными или императивными. 
  • Со времен СССР в гражданском праве долгое время главенствовал принцип «все, что прямо не разрешено законом – запрещено», однако со временем гражданское право РФ в большей части стало отходить к противоположному принципу, на котором основывается большинство иных правопорядков. Тем самым, долгое время в нашем праве главенствовала презумпция императивности норм – норма считалась диспозитивной, если в ее тексте написано что-то вроде «если иное не установлено договором». В гражданских законах (кодексах) многих стран закреплены положения о том, что все нормы гражданского права являются диспозитивными, если только из нормы не следует прямого запрета или исходя из существа отношений, норма императивная.  У нас же, ГК не содержит подобного правила.
  • Революционным в данном вопросе стало Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда №16 от 14.03.2014. Оно изменило принцип толкования норм. В соответствии с данным Пленумом, если в норме выражен явный запрет, то норма однозначно императивна. Если в норме отсутствует запрет, то такая норма диспозитивна, за исключением случая, когда такая норма должна считаться императивной исходя из целей законодательного регулирования (защиты слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.). Однако, диспозитивность или императивность нормы может толковаться судом ограничительно, также исходя из целей законодательного регулирования. Что это означает на практике? Это означает некоторую возможность отхода в случае запрета, а также установление пределов для возможности сторон предусмотреть иное. 
  • При этом, поскольку Постановление Пленума является особым актом судебного толкования  и подлежит применению судами, то его положения фактически встают вровень с законом, поскольку именно так суды видят закон. Однако, несмотря на то, что ВАС РФ упразднили, данное постановление продолжает применяться, поскольку ВС РФ не установил иное, к тому же сейчас в ВС РФ и арбитражных судах положения данного постановления активно применяются. Но поскольку, изначально данный акт толкования действовал только для арбитражных судов, в судах общей юрисдикции до сих пор часто применяется принцип «если не указано, что можно иное, то норма императивна». Во многом это происходит в силу того, что государством презюмируется, что граждане менее квалифицированы, нежели предприниматели и априори являются слабой стороной договора, даже в отношениях между собой, а не с коммерсантами.

Свобода договора: ограничение несправедливых договорных условий для защиты слабой стороны

  • Еще одним аспектом свободы договора является возможность ограничения свободы договора исходя из несправедливости договорных условий, для защиты слабой стороны договора. 
  • В большинстве договоров, которые мы заключаем, мы не вольны выбирать условия. Мы постоянно ходим в магазин за продуктами, едим в кафе и ресторанах, ездим на общественном транспорте, покупаем одежду и технику, как в обычных, так и в интернет магазинах, а также заключаем много иных договоров. И во всех этих случаях, мы крайне редко определяем условия и составляем индивидуальный договор – мы лишь присоединяемся к договору, факт заключения которого подтверждается чеком. И в этом случае, если нам не понравятся условия договора, то мы заключим договор с другим лицом, нежели будем вступать в переговоры по поводу условий договора – тяжело представить ситуацию, когда в сетевом гипермаркете гражданин приходит на кассу и торгуется по поводу цены товаров. Поэтому в таких правоотношениях мы выступаем слабой стороной. В случае если условия крайне несправедливы и обременительны для слабой стороны, закон ее защищает.
  • Статья 428 ГК РФ дает право присоединившейся к договору стороне потребовать расторжения или изменения договора, если его условия обременительны для нее, и она бы никогда не заключила договор на таких условиях, если бы имела возможность определять условия договора. Вышеупомянутое ППВАС также предоставляет возможность ограничивать несправедливые договорные условия на основе принципа добросовестности – то есть отказывать в защите права лицу, которое недобросовествно установило такое условие. При этом слабой стороной договора в таком случае может являться и лицо осуществляющее коммерческую деятельность: суд должен проверить фактическое неравенство переговорных возможностей, было ли такое лицо поставлено в положение затрудняющее согласование условий. Так, например, можно предположить, что при заключении договора между ИП с оборотом в 10 миллионов рублей в год и огромной химической корпорацией, первый вряд ли мог предложить свои условия своему контрагенту.

Для лиц, которые интересуются свободой договора и её применением в судах рекомендуем к прочтению работы Артема Георгиевича Карапетова, ученого, который значительным образом расширил понимание данного принципа в российском праве.